Ринопластика – исправление формы носа – является, пожалуй «визитной карточкой» пластической хирургии, поскольку нос – это первое, что всегда замечает наш собеседник. О тонкостях ринопластики мы поговорили с врачом-оториноларингологом «СМ-Клиника» Александром Барбакадзе.

– Первое, о чем бы хотелось спросить – исправление носовой перегородки…
– Исправление носовой перегородки выполняется одновременно с пластикой носа. Согласитесь, нет смысла проводить эти вмешательства два раза подряд. Заодно есть возможность хирургически устранить заболевания носа, околоносовых пазух. Все это помогает человеку начать нормально дышать.

Что становится причиной искривления перегородки или даже деформации носа? Обычно травмы – упал с велосипеда, сломал нос в драке, когда-то давно, нос неправильно сросся, оказались повреждены зоны роста и так далее. А потом наступает момент, когда дышать становится все сложнее, появляются болезни типа хронического синусита (всем известного гайморита) или хронического ринита, и тогда остается только идти к врачу.

– Спортивные травмы тоже дают о себе знать?
– Достаточно часто на прием приходят спортсмены. Недавно я оперировал бывшего боксера. Он попросил: «Хочу нос, как у Дольфа Лундгрена» при том, что его собственный был сильно вдавлен внутрь. Пришлось делать пациенту новую спинку носа из его же реберного хряща.

– То есть брали материал прямо с ребра?
– Да.

– Долго длилась операция?
– Около четырех часов. Но обычно, если требуется только исправить нос без использования хрящевого импланта, мы укладываемся в час-два.

– «Мы» – то есть ваша команда?
– Ринопластику мы всегда выполняем вдвоём: я – оперирующий врач-оториноларинголог и пластический хирург, иногда к нам присоединяются коллеги: челюстно-лицевой хирург, онкохирург и другие специалисты, в зависимости от того, с какими заболеваниями носа мы сталкиваемся. В операционной постоянно присутствует врач-анестезиолог-реаниматолог, контролирующий течение общего наркоза и состояние всех жизненно-важных функций организма пациента. Это гарантирует безопасность хирургического вмешательства и быстрое восстановление после пробуждения. Этот же врач наблюдает пациента в течение нескольких часов после наркоза в палате пробуждения.

– Кто еще, помимо спортсменов и людей, перенесших травмы, обращается с просьбой «поправить нос»?
– Большая категория пациентов – те, кто хотел бы изменить форму носа просто потому, что «не нравится»: нос не гармонирует с лицом или отдельными его чертами. Просят удалить горбинку, изменить крылья носа, поменять форму кончика носа, уменьшить весь нос. Это эстетическая ринопластика. Довольно часто мы комбинируем пластику носа с пластикой подбородка, так как иначе не удаётся достичь нужного эстетического эффекта восприятия лица. Иногда требуется пластика верхней губы. Поэтому мы вместе с пластическим хирургом заранее планируем, как будет выглядеть результат, обсуждаем с пациентом этот желаемый результат и оперируем пациента тоже вдвоем.

– Кстати, про горбинку: как Вы ее срезаете? Берете долото, молоток, и…?
– Честно говоря, тонкое долото (или микроостеотом) – это уже вчерашний день. Хотя оно по-прежнему используется, поскольку имеет ряд преимуществ в руках опытного специалиста. Однако при использовании долота есть опасность случайно раздробить кость – просто потому, что воздействуешь на нее резко и с силой, а кости с возрастом, как мы знаем, теряют кальций, то есть становятся более хрупкими.

– Возможны ли другие варианты?
– Все чаще мы применяем такой инструмент, как ультразвуковая пьезо-пила. Ее достоинство в том, что она может аккуратно делать распил по кости на любую глубину и в любом направлении, срезать лишние фрагменты кости, не раскалывая ее края. С долотом так не получается. Это важно для пациентов после 40 лет, у которых в большей или меньшей степени имеется возрастной физиологический или даже патологический остеопороз. Иногда с этой же целью используются разнообразные фрезы бормашины. Работать удобно, когда есть выбор, когда можно комбинировать разные методы и техники.

– Остаются ли шрамы после операции?
– По возможности – если нет сильной деформации носа – мы используем т.н. закрытый (подкожный) доступ, в том числе и работая пьезо-пилой. Это значит, что видимых, наружных шрамов не останется. Но даже если приходится действовать «снаружи», мы стараемся использовать такие материалы и инструменты, которые практически не оставят следов.

– Правильно ли я понимаю, что во время ринопластики применяется общий наркоз?
– Когда речь идет об остеотомии (то есть воздействии на костные структуры) – да. Если же нужно поправить, например, только мягкие ткани, может применяться и местная анестезия. Но обычно, всё же, наркоз общий, так как работа у нас творческая, кропотливая, требует концентрации внимания хирурга. А пациенту долго находиться в сознании и при этом неподвижно очень тяжело – сказывается неизбежное психоэмоциональное напряжение. Исключения могут быть, но они только подтверждают правило.

– Скажите, бывает ли так, что попытка «подобрать» нос к лицу оказывается безуспешной?
– И достаточно часто. Например, у кого-то маленький нос и большой подбородок (или два подбородка), они явно контрастируют, это сразу заметно, едва человек входит в кабинет. Я могу потом неделями размышлять над эстетикой носа, моделировать его на компьютере и остаться недовольным результатом. Понимаю: ну, нет гармонии, и всё тут. И тогда я предлагаю пациенту подбородок тоже немного уменьшить или изменить его форму, убрать второй подбородок, изменить размеры или форму верхней губы, если она удлинена или имеет другие особенности. Пытаюсь предложить пациенту разные варианты, чтобы совместно выбрать наилучший.

– Сколько дней занимает весь процесс подготовки к операции и восстановления после нее?
– Пациент госпитализируется накануне операции для прохождения предоперационного обследования и подготовки. В основном, мы проводим обследование прямо у нас в клинике, где есть и своя лаборатория. Диагностика занимает несколько часов. После операции под наркозом стационарное наблюдение длится от суток до трех, в зависимости от особенностей операции, самочувствия пациента, наличия кровотечения или других послеоперационных осложнений и предпочтений пациента. Решение о выписке согласовывается с пациентом во время ежедневных осмотров лечащего врача. Далее пациент наблюдается амбулаторно в отделении пластической хирургии «СМ-Клиника» – по мере необходимости от одного до нескольких раз в неделю. Гипс мы снимаем в среднем через неделю после операции. На работу можно выходить еще через 1-2 недели.

– И пока не снят гипс нужно ходить со специальными трубочками в носу?
– В последнее время вместо сплошных тампонов стали использоваться силиконовые сплинты с дыхательными трубками. Их задача – фиксировать спинку носа и носовую перегородку в срединном положении, предотвращать развитие гематомы носовой перегородки и позволить пациенту хотя бы частично дышать носом. Те сплинты, которые применяем мы, сделаны из относительно мягкого и упругого силикона, благодаря чему они хорошо фиксируют и поддерживают спинку носа и перегородку, легко извлекаются, не прилипают к слизистой оболочке, не вызывают воспаления и практически не ощущаются в носу.

– Какие-то противопоказания к ринопластике существуют?
– Абсолютных противопоказаний совсем немного: некоторые случаи сахарного диабета, заболевания внутренних органов с серьезным нарушением их функций, онкология, нарушения свертываемости крови, ВИЧ-инфекция в стадии тяжелого СПИД, серьёзные хронические заболевания кожи, психические расстройства. Чаще встречаются относительные или временные противопоказания.

– Вижу, к Вам уже пришла пациентка. Не буду отвлекать от работы.
– Спасибо. Будьте здоровы.

Центр пластической хирургии «СМ-Клиника»: +7 (495) 777-48-49

(Беседовал Максим Петров) 
*Имеются противопоказания. Необходимо проконсультироваться со специалистом